IRBEYA.RU - краеведческий сайт о городе Ирбите и Ирбитском районе. История, факты, находки, лица

1.jpg3.jpg2.jpg

Мы наш, мы новый мир построим!

Близкое расположение к уездному городу положительно повлияло на развитие населенных пунктов, входивших в состав Гаевской волости. В нее входили Кекур, Ерзовка, Кокшариха, Подкорытова, Лиханова, Новгородова, Малая Речкалова, Березовка, Хутора Гаевский, Мордяшова, Зязина и Выселки кулики. Самым населенным был Кекур – 100 дворов, в Гаева было 84 двора, Кокшарихе – 58, Мордяшихе – 46, Ерзовке – 36 дворов.

 

Народ в этих деревнях жил предприимчивый, поэтому в каждой размещалось какое-нибудь производство. В Гаевой даже два – маслобойное и лесопильное, Кекуре – кожевенное, Кокшарихе и Ерзовке – тоже маслобойное.

 

К приходу советской власти в Гаевой проживало 390 душ общего пола. Призыв к коллективизации гаевцы восприняли по-разному. Бедняков он обрадовал, зажиточных хозяев заставил задуматься. Долго не могли выбрать приемлемую форму объединения. Первое время мирно существовали две коммуны, две сельхозартели, четыре машинотракторных товарищества и шесть – по совместной обработке земли. В духе времени были их названия: «Свободный труд» и «Новый путь» (Гаева), «Заветы Ленина» (Кокшариха и Мордяшиха), «Новая деревня» (Ерзовка и Малыгина). Но вскоре Гаевский ТОЗ «Новый путь» был объявлен кулацким, из-за того, что семь из двенадцати вступивших в него хозяйств были зажиточными. Поэтому он был ликвидирован. А его организатор Ф. В. Гаев раскулачен и сослан в принудительные работы в Верхнюю Туру.

 

По своей сути коллективизация была принудительной и сопровождалась жестокими репрессиями. Под раскулачивание мог попасть любой человек, неугодный новому режиму. Основанием для его развития могло быть наличие в личном хозяйстве мельницы, сеялки, молотилки, сепаратора и даже швейной машинки или родственных связей с кулаками. Под такими предлогами были высланы из Гаевой семь семей Буньковых, из Кекура – три семьи Тюстиных, из Кокшарихи – две семьи Щелкановых и две Шипициных, из Ерзовки – две семьи Подураевых и две Коневых, из Мордяшихи – четыре семьи Мордяшовых, из Малыгиной – шесть семей Коноваловых.

 

Чтобы оказать практическую помощь в составлении коллективных хозяйств, создали Гаевское сельскохозяйственное кредитное товарищество. В него вступило рекордное число селян – почти три тысячи дворохозяев. Причем не только из Гаевского, но также из Кирилловского, Шмаковского, Булановского, Иванищевского сельских Советов и даже из города. Возглавил его Гаевский бедняк, член РКПб С. П. Полежанкин. Плата за вступление в кооператив была всего 50 копеек, а паевой взнос – 5 рублей.

 

Колхозники и сами старались строить новую жизнь. Это было замечено властью. 15 мая 1935 года Ирбитский райисполком принял постановление № 342 «О занесении передовых колхозов на районную Красную доску». В их число попал и Гаевский колхоз имени Димитрова, закончивший сев зернобобовых на площади 300 гектаров за 12 дней, с перевыполнением плана на 5 гектаров и на 21 день раньше прошлого года. В Гаевой действовало приемное и перерабатывающее отделение Ирбитского маслозавода. На него поступало молоко от 641 коровы ближайших деревень.

 

К июлю 1950 года все мелкие колхозы, находящиеся на территории Гаевского сельского Совета, были объединены в один, с общим названием имени Димитрова. Но и это хозяйство, просуществовав 15 лет, осенью 1965 года превратилось в Гаевское отделение вновь образовавшегося птицесовхоза «Ирбитский».

 

Творцы и свидетели истории села

 

Селу 370! А это богатая история, творцами и свидетелями которой являются простые люди. Судьба каждого из них – драгоценная страница Гаевской истории.

 

Долгожительница

 

Среди людей бытует мнение, что житейские трудности, а по-нынешнему стрессы, сокращают жизнь человека. Тогда чем объяснить почти столетний возраст долгожительности деревни Гаевой – Евдокии Игнатьевны Щелкановой?

 

Жизнь у нее была не сахар! С малолетства на разных работах – конюхом, дояркой, телятницей. Не успела выйти замуж, суженного призвали на Финскую войну. А следом за ней грянула Великая Отечественная. Вместо счастливого материнства – адский труд!

 

Евдокия Игнатьевна вспоминает, как работала на лесозаготовках в Лопатково. В паре с подругой двуручной пилой валили и кряжевали лес, готовили и вывозили дрова для ирбитских тыловых госпиталей.

 

Не легче было и в колхозе. Поначалу она работала конюхом. Хорошо изучала нрав лошадей, знала, кому какую дать. Жеребчика побойчей – молодым, степенную лошадку – старшим. Техники практически не было, все работы в колхозе выполняли на лошадях: пахали, боронили, трелевали лес, возили корма на ферму. Трудиться приходилось с раннего утра и до позднего вечера, а нередко и в ночь. Говорит: «Не успею зайти домой, а в окно уже кричат: «Дуня, айда снопы скирдовать!»

 

Хорошо врезался в память день Победы. Встретил ее на дороге председатель колхоза, фронтовик Мартыненко, обнимает ее и со слезами радостно кричит: «Дуня, война закончилась!». На конном дворе как раз в этот день кобылка ожеребилась. Не раздумывая, новорожденного назвали Победителем!

 

Закончилась война, муж домой вернулся, стал работать бригадиром полеводческой бригады. В семье прибавились сын и дочь. Сама перешла работать на ферму. Безотказная, честная труженица по праву снискала всеобщее уважение односельчан, ее избирали заместителем председателя колхоза и депутатом Гаевского сельского Совета.

 

14 августа Евдокии Игнатьевне Щелкановой исполняется 99 лет! Завидный возраст и замечательная судьба простой русской женщины – матери и труженицы!

 

Где родился. Тут и пригодился

 

Когда началась Великая Отечественная война, Марату шел всего девятый год. Но в тяжелое время на малолетство никто не скидки не делал. Работать ему приходилось на равнее с взрослыми. Военное лихолетье запомнилось парню на всю жизнь.

 

До сих пор удивляется: «Как выжила деревня? Мужики ушли на фронт. Остались только старики, женщины и дети. Подошло время полевых работ, а из техники один трактор на несколько хозяйств. Пахали и обороняли на конях. Сеяли дедовским методом: семена разбрасывали руками из лукошка. Хлеба жали серпами да литовками, затем собирали в клади и обмолачивали… Но народ все выдержал!»

 

Про учебу Марат не забывал даже в военные годы. Шесть классов закончил в Гаевской школе, еще два – в Киргинской. Самая востребованная профессия на селе – механизатор, поэтому он пошел на курсы трактористов. Трактористом и работал первые восемь лет. С этого и началась его официальная трудовая биография.

 

Сейчас Марат Михайлович уже шестнадцать лет на заслуженном отдыхе. Позади 44 года работы в сельском хозяйстве. За это время ему удалось сделать неплохую карьеру, поработать помощником бригадира, бригадиром, заведующим МТМ и даже управляющим Гаевским отделением птицесовхоза.

 

Но «благодаря» закоренелым бюрократом выпали из его трудовой биографии военные годы. Справки о том, что он несовершеннолетним работал вместе со взрослыми, никто не дает. Свидетелей этого трудового подвига не слушает. Зато есть доказательство добросовестного служения Марата Михайловича Щелканова малой и большой Родине – медаль «За трудовой отличие», почет и уважение со стороны односельчан!

 

Фельдшер

 

Галина Васильевна Тюстина родилась после войны в глухой таежной деревушке Кумарьи Туринского района. В девятилетнем возрасте вместе с родителями переехала в Лопатково.

 

В этом лесном поселке и училась в восьмилетке. Десятый класс уже заканчивала в вечерней школе. Одновременно работала санитаркой в Лопатковской больнице. Казалось бы, такая, мягко выражаясь, не престижная работа должна была вызывать только отрицательные эмоции к медицине. А вышло все наоборот. Как раз в то время она решила стать фельдшером. Поступила учиться в медицинское училище, а после его окончания в 1967 году была направлена на работу в Гаеву. И снова трудности. Медпункт размещался в неприспособленном помещении, на участке шесть деревень, транспорта никакого. На все вызовы в любую погоду, в любое время года, дня и ночи бегала пешком. К лежачим тяжелобольным ежедневно ходила ставить инъекции по три-четыре месяца. Чтобы вовремя оказать медицинскую помощь, пришлось выучить все местные короткие тропинки. В таких экстремальных условиях работала целых три года.

 

В 1969 году, при поддержке председателя Гаевского сельского Совета А. К. Савина, все-таки добилась перевода медпункта в более приспособленное помещение. С появлением откормочного совхоза и строительством поселка Спутник штат Гаевского ФАПа увеличили на два фельдшера. Но это только на бумаге, а на деле… Задержать людей на такой беспокойной работе было сложно. Одна, проработав всего год, вышла замуж и уехала. Другая посчитала, что заработная плата фельдшера не соответствует затратам сил и времени на выполнение заповедей Гиппократа, и ушла работать свинаркой. Только в 1973 году у Галины Васильевны появилась надежная напарница, – Галина Михайловна Сажина. Участок с ней поделили на два, и работать стало легче.

 

Сегодня Галина Васильевна пенсионерка, уже 42 года живет в Гаевой, но по-прежнему очень уважаемый земляками человек!

 

Олег Молокотин, «Родники Ирбитские», 8 июля 2009 года



Дата публикации: 8 июля 2009 | Категория: Происхождение населенных пунктов Ирбитского района