IRBEYA.RU - краеведческий сайт о городе Ирбите и Ирбитском районе. История, факты, находки, лица

2.jpg3.jpg1.jpg

Лиха беда – начало!

Как известно, село Ницинское своим появлением обязано братьям Ощепковым, выходцам из Великого Устюга. Но в наших краях они появились уже прожив некоторое время под Верхотурьем. По архивным источникам именно там находилась «деревня ямского охотника (ямщика) за рекою за Тагилом Пятки Ощепкого».В то время родственники старались селиться вместе, один - два - три двора уже считались деревней. Таким небольшим поселением и жили братья – ямщики «Офонасий да Пятой да Девятой Степановы дети Ощепковы». Имена двух последних могут показаться необычными, но они легко объясняются тем, что в многодетных крестьянских семьях часто детей именовали не по святкам, а по очередности рождения: Пятой был пятым ребенком в семье, а Девятой – девятым. Ямщики в то время были на особом положении, относились к привилегированному сословию служивых людей, и пользовались большими льготами от государства.
 
По-прежнему остается неизвестным получили братья наказ подобрать подходящее место для новой слободы, или приглядели его сами по собственной инициативе во время ямской гоньбы. И только потом добились разрешения на строительство нового поселения.
 
По правилам того времени слободчиком становился тот, кто выбирал для слободы место и получал разрешение на ее строительство. По документам таким человеком был Пятко Ощепков, он «прибирал» «беломестных» казаков, «садил» крестьян на пашню, обеспечивал их обустройство и заботился об обороне.
 
Правда, точная дата рождения новой слободы до сих пор не выяснена, потому что московский пожар 1626 года уничтожил все документы о строительстве слобод в Зауралье в первой четверти XVII века, хранившиеся в Казанском дворце столицы.
 
Серьезную путаницу в изучении истории села внесло и то, что в те годы на Нице было четыре слободы с почти одинаковыми названиями. Отличались они только уточнением места нахождения поселения: в низовьях, при впадении Ницы в Туру – Усть-Ницинская, в среднем течении – Нижне – Ницинское и Верхне – Ницинское, в верховьях - Ницинская - Ощепковская по фамилии ее основателей.
 
К сожалению, первые исследователи Сибири не всегда точно указывали названия слобод, о которых идет речь, часто ограничиваясь лишь написанием – Ницинская. Это привело к большой путанице. Поэтому совсем неудивительно, что современные краеведы не смогли разобраться в ситуации и, например, незаслуженно приписали нашей Ницинской - Ощепковской  слободе крестьянские волнения, происшедшие в 1626 году в Нижне – Ницинской слободе.
 
Но вернемся к нашему Ощепковскому острожку. Он был возведен на возвышенности между притоками реки Ницы речушками Кожею и Ключовкой. Место это позволяло контролировать основные пути продвижения в Сибирь: сухопутный – Бабиновскую дорогу и судоходный – по реке Нице.
 
Сохранилось описание острога: «Острог забран в столбы заплотом, в вышину стена по две сажени, в острожной стене башня деревянная, да ворота проезжие, да вместо двух башен в острожной стене два амбара с бойницы. А около того острогу и башен меры 137 сажен, и поставлены рогатки. В той Ницинской слободе артиллерия и припасы: пищал затинная железная, к ней 44 ядра железных, 14 пищалей, 3 пуда 10 гривенок пороху ручного, пуд 30 гривенок свинца».
 
Такие небольшие крепости были в XVII веке основным типом оборонительных сооружений русских переселенцев на вновь освоенных просторах Зауралья. В ней обычно находился приказчик, управляющий в подведомственной слободе территорией и гарнизон из «беломестных» казаков.
 
В 1666 во всех пяти слободах Верхотурского уезда состояли на службе 88 «беломестных» казаков, в том числе: в Аромашевской – 36, Ницинской - Ощепковской – 30, Ирбитской – 25, Усть-Ирбитской – 7 и Белослудской – 5. Получается что Ощепковский гарнизон был в уезде вторым по численности казаков.
 
«Беломестных» казаков набирали исключительно из вольных людей, пашенных крестьян и даже из отпрысков разорившихся боярских и дворянских родов. Государство возлагало на них большие надежды. Оправдывая их казаки добросовестно несли: сторожевую, караульную, полицейскую и таможенную службу, сопровождали денежную казну, почту и казенные грузы, собирали хлеб с крестьян и ясак с нерусского коренного населения. Служили они не за жалование, а «с пашни», то есть им разрешалось пахать без пошлины до десяти десятин «белых» свободных земель. Власти только приветствовали это. Одна из правительственных грамот даже предписывала воеводам: «Служивых людей в пашню вваживать, чтобы себе пашню пахали и впредь бы с Руси хлебных запасов посылать меньше».
 
Часто эти земли находились в большом удалении от слободы, в которой проживали и служили казаки. Тогда для их обработки и присмотра хозяин ставил заимку или деревню – однодворок, где поселял своих родственников или наемных работников. Так возникли окружающие слободу деревни: Ключевская, Еремина, Пинежская, Ощепковская, Удимцева, Диниса – Зыряна, «На выставке», Ивашки – Кривого и Федки – Стрелки. Все они относились к Ницинской – Ощепковской слободе.
 
В 1666 году в самой слободе было всего 43 двора, а в приписных к ней 8 деревнях вместе 56 дворов. К 1680 году они укрупнились и приобрели облик настоящих населенных пунктов: Ключевская (Ключи) – 22, Еремина – 20, Пинежская (Пиневка) – 19, Филинская (Филино) – 8, Девятковская (Девяшино) – 5, Кривого (Кривая) – 4, Удимцева (Удинцева) – 3, Чусовская (Чусовитина) – 3, Бобровская (на реке Бобровке) – 1 двор. 
 
Изменилась и сама слобода. В ней появилась церковь Николая Чудотворца, дома: священника Григория Тимофеева, приказчика верхотурского сына боярского Григория Гавриловича Лишарева, житничьего дьяка (писаря при складе зернового хлеба). А вот количество дворов «беломестных» казаков сократилось с 20 до 3. Но Ощепковский острог еще несколько десятилетий по-прежнему входил в восточную линию передовых крепостей поддерживающих порядок на вверенной территории, надежно прикрывающих государство российское от нападения кочевников и обеспечивающих успешное хозяйственное освоение новых земель. По-видимому, службу в остроге стали нести регулярные воинские части: стрельцы и райтары. А бывшие «беломестные» казаки ее оставили службу и вернулись к прежним занятиям ремеслами и земледелием. Многие осели на своих землях и в деревнях. И сейчас еще о них напоминают названия населенных пунктов: о крестьянине с Прикамья Федере Чусовитине – деревня Чусовитина, устюжском ямщике Девятке Ощепкове – Девяшина и его коллеге Исачке Кривом – Кривая, а также фамилии их потомков: Поспеловых, Ситниковых, Артемьевых, Кайгородовых, Мартемьяновых и многих других.
 
Олег Молокотин, 14.06.2004


Дата публикации: 14 июня 2004 | Категория: Происхождение населенных пунктов Ирбитского района