IRBEYA.RU - краеведческий сайт о городе Ирбите и Ирбитском районе. История, факты, находки, лица

2.jpg1.jpg3.jpg

Бескозырки на волне

Командование поставило перед штрафным батальоном задачу - закрепиться на маяке и во чтобы-то ни стало удержать его до особых распоряжений.
 
Ровно 60 лет отделяют нас от тех героических событий Великой Отечественной войны, когда Советская Армия освободила Черноморское побережье от гитлеровских оккупантов. Девятым валом прокатились бойцы украинских фронтов и Отдельной Приморской армии по укрепившимся в Крыму немцам. А с моря по ним ударили корабли Черноморского флота и морская пехота. В считанные дни были навсегда очищены от ненавистных врагов Одесса, Феодосия, Новороссийск и Севастополь.
 
Одним из непосредственных участников этих боев был ирбитчанин Николай Иванович Тюстин. В армию его призвали в мае 1939 года. На гражданке он с тринадцати лет работал молотобойцем в кузнице, наверно поэтому крепкого деревенского паренька взяли служить на флот.
 
Во время прохождения курса молодого матроса и в школе флотских электромехаников Николай зарекомендовал себя только с положительной стороны. Получив специализацию моториста, был зачислен в экипаж элитного на Черноморском флоте эсминца «Ташкент». На нем и встретил начало войны.
 
22 июня 1941 года около трех часов ночи поступило донесение о приближении к Севастополю неизвестных самолетов. А когда фашистские стервятники появились в севастопольском небе, их встретили дружным огнем зенитных орудий кораблей и береговых батарей. Не ожидавшие этого немцы побросали бомбы куда попало и спешно убрались восвояси.
 
Но вместо них на захват Крымского полуострова двинулась мощная фашистская группировка: стодвадцатичетырехтысячная армия, две тысячи орудий и более ста самолетов.
 
А так как в Севастополе не было сухопутных войск, защищать город пришлось артиллеристам береговых батарей и частям морской пехоты, наскоро сформированным из моряков корабельных экипажей.
 
За четыре года войны Николаю пришлось повоевать на эсминце, крейсере, десантном катере, в зенитно-артиллерийском полку и даже отдельном штрафном батальоне. Трижды его зацепляли немецкие пули и осколки мин, от них получил два легких и одно тяжелое ранения.
 
После госпиталя всякий раз переводили в другую часть. Новые люди, сложности привыкания и взаимоотношений. Да и нервы к концу войны были изрядно потрепаны. В 1944 году в результате конфликта с одним из офицеров угодил в штрафной батальон. О роли штрафных батальонов в успехе многих военных операций Великой Отечественной войны не принято говорить и писать. Все знают, что их бросали на самые горячие участки фронта, где победа была нужна любой ценой. И штрафники ее добывали. Но по канонам нравственности нарушители закона не могли быть героями, даже если они этого и заслуживали.
 
Никогда не унывавший Николай Иванович, вспоминая этот период своей военной биографии, иронизировал: «В штрафбате было «весело». Обид ни у кого не было. Все понимали, что кто-то должен был выполнять и самую трудную фронтовую работу». Поэтому штрафники шли в атаку впереди основных частей, совершали дерзкие диверсионные операции в тылу врага, ходили в разведку и за «языком». Всякий раз, отправляясь на задание, понимали, для них только два выхода из боя: «Или грудь в крестах, или голова в кустах».
 
Одна из таких смелых вылазок запомнилась Николаю Ивановичу на всю оставшуюся жизнь. Под прикрытием заградительного огня их высадили на занятую фашистами территорию. Командование поставило перед штрафным батальоном задачу - закрепиться на маяке и во чтобы-то ни стало удержать его до особых распоряжений.
 
Немцы сразу обнаружили десантников. Чтобы их уничтожить, предпринимали одну атаку за другой. Но черноморцы не дрогнули, с криками «Ура!» и «Полундра!» они отве-чали врагу яростными контратаками. На поле боя вокруг каждого убитого моряка лежало по нескольку заколотых в рукопашной схватке врагов. С каждой атакой все меньше оставалось защитников маяка. В конце дня по рации передали приказ - можно отступить, навстречу уже вышли торпедные катера. Впереди были немцы, позади - на многие мили - море. Оставшиеся в живых моряки, обессилившие от тяжелого боя и ран, под прикрытием темноты отошли в море. Плыли долго, а катеров все не было. Не все смогли выдержать такие испытания. Но никто не стонал и не просил о помощи, знали, ближний помочь не сможет, сам выбивается из последних сил. Поэтому молча, по одному исчезали навсегда в глубокой морской могиле, оставляя на месте своей гибели только бескозырку с фамилией. Катерам все же удалось подобрать несколько человек. Среди счастливчиков был и Тюстин.
 
Сколько таких боев еще пришлось пережить Николаю Ивановичу, он больше мне не рассказывал. Известно только, что Тюстин участвовал в боях за освобождение Феодосии, Новороссийска, Одессы, Кавказа. Выполнял интернациональный долг - помогал патриотам изгонять остатки фашистских армий из портов Болгарии и Румынии. Демобилизовался он позже всех, в июле 1946 года. Фронтовой путь ирбитского черноморца Николая Ивановича Тюстина можно легко проследить по боевым медалям «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа». Его храбрость на фронте подтверждают медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».
 
Немногие знают, что вместе с ними он привез другую память о войне. 38 лет его беспрестанно мучили осколки немецкой мины, так и не вышедшие из его израненного тела. Но несмотря на это, он 32 года добросовестно отработал на Ирбитском стекольном заводе и помогал убирать урожаи алтайским совхозам. А ушел из жизни на следующий год после выхода на пенсию. Так и не осуществив свое последнее желание - еще раз увидеть безбрежную голубую гладь моря, почувствовать его соленый вкус на губах, услышать шум прибоя и крики чаек...
 
Олег Молокотин


Дата публикации: 21 апреля 2013 | Категория: Судьбе четыре века